Книга Байсагурова С.Ю. «Таймин Бийболат» Стоимость доступа к книге 100 рублей. Объем 416 стр.

Предисловие Современная гуманитарная наука по-новому оценивает роль лич- ности в истории народа или человечества в целом. Роль личности в истории признается одним из ключевых звеньев в причинно-след- ственной категории в континууме развития ситуации. Особенно ярко сущность личности проявляется в период хаоса и анархии, упадка и деградации, агрессии и колонизации народа. Именно в такие трагиче- ские моменты в истории появляются герои, которые во имя неимовер- ной любви к своему народу, титанической энергии духа и тела, самому искреннему патриотизму кладут все свои силы и саму жизнь на алтарь будущего своего народа. Такие личности присутствуют в истории всех народов мира. В истории чеченцев, который в силу того, что он, как ни один другой народ, часто оказывался в самой гуще военно-полити- ческих событий, таких личностей было особенно много. Безусловно, такой яркой личностью в истории являлся легендарный сын чеченско- го народа, талантливый полководец и умелый дипломат знаменитый Бейбулат Таймиев. Бейбулат Таймиев, «предводитель и поборник народных интере- сов», к концу десятых годов ХIХ в. стал общепризнанным военно-по- литическим лидером Чечни. «Бейбулат был известен среди чеченцев удалью, бесстрашием и качествами, которые уважались каждым че- ченцем; он и до того времени уже имел нередко решающий голос на общественных сходах…», – пишет С. Эсадзе. Одареный выдающимися умственными способностями, безгра- нично храбрый, по-восточному тонкий дипломат, Бейбулат неодно- кратно встречался с предшественниками Ермолова, переходил на рос- сийскую службу, затем снова возглавлял вооруженную борьбу чечен- цев против царизма. Все эти зигзаги в его политической биографии – не результат неустойчивости его характера и поведения, а мучитель- ный поиск взаимоприемлемого варианта сосуществования России и Чечни. Он не был фанатичным и яростным противником России. Как дальновидный политик и реалист, он понимал, что Чечня вряд ли су- меет сохранить полную независимость в условиях всевозрастающе- го наступления России на Кавказе и потому готов был согласиться на определенную степень зависимости чеченцев от северного соседа. Но только на определенных условиях: при невмешательстве царских властей во внутриполитическую жизнь чеченцев, при сохранении в неприкосновенности их традиций, обычаев, религии, относительной 12 личной свободы и, конечно, земли. Когда же царская власть не хотела считаться со всем этим и добивалась безусловной покорности, он сно- ва и снова брался за оружие, как за последний аргумент. Конец 20-х годов Х1Х в. – особый период в российско-чеченских отношениях. Впервые российская власть попыталась найти компро- мисс с чеченцами, прислушаться к их мнению о принципах и усло- виях присоединения Чечни к России, прекратить бессмысленные и разорительные набеги российских войск против чеченцев. Подобная политика российских властей встретила со стороны чеченцев полное понимание, горячее стремление мирным путем решить имеющиеся разногласия в российско-чеченских взаимоотношениях. Российско- чеченские переговоры того периода показали, что чеченцы готовы принять российское подданство при сохранении их внутреннего само- управления, т.е. при условии неприкосновенности их земли, обычаев, традиций и религии. Как показали эти события, поиски компромисса путем переговоров – это был самый перспективный и эффективный путь для российско-чеченских (российско-северокавказских) взаимо- отношений. Если бы эта тенденция в российской политике на Кав- казе была бы продолжена, если бы присоединение горских народов к России шло бы по пути превращения их в вассалов-союзников, а не в колониально-подчиненных, с установлением в регионе соответ- ствующих порядков, может быть, и удалось бы избежать кровавой многолетней Кавказской войны, а также двух последних войн на стыке ХХ и ХIХ вв. Однако по этому пути при расширении своих террито- рий не пошла в ХVIII–ХIХ вв. ни одна мировая держава – ни Англия, ни Франция, ни прочие. Исключением не стала и Россия. Если бы Бейбулат стал служить только интересам России, слепо выполняя все, что от него требуется (как шамхал Тарковский, Аслан- хан Кюрински и некоторые кабардинские князья), то, безусловно, он сделал бы блестящую карьеру на российской военно-административ- ной службе. Но все дело в том, что для Таймиева русская служба была, прежде всего и главным образом, только средством служения своему народу. Он пытался найти более или менее безболезненный, взаимо- приемлемый путь включения Чечни в состав России: чтобы чеченцы сохранили свои земли, обычаи, традиции, т.е. национальную само- бытность. Только ради этого он вновь и вновь поступал на службу к российским наместникам, надеясь, что хоть с одним из них он найдет взаимопонимание. Его отношения с Паскевичем, его активная полити- ко-дипломатическая деятельность на рубеже 20–30-х годов ХIХ в. до- 13 казывает именно это. Когда, по его мнению, появилась возможность принятия чеченцами российского подданства через посредничество шамхала Тарковского в начале 1830-х годов, он ведь отказался от во- оруженной борьбы с Россией и не примкнул к Гази-Мухаммеду. Более того, пытался удержать и чеченцев от такой борьбы. В этом свете впол- не закономерно возникает вопрос: а было ли случайностью его убий- ство в июне 1831 г. кумыкским князем Салат-Гиреем Эльдаровым? В середине 20-х гг. ХIХ в. были сделаны серьезные шаги в этниче- ской консолидации чеченцев, в объединении чеченских земель и соз- дании чеченской государственности. В течение буквально одного года Бейбулат создал систему административного управления на большей части Чечни. Для претворения в жизнь всех этих, безусловно, прогрес- сивных и выгодных для чеченцев планов и идей он отправляется в Эрзерум, где находилась штаб-квартира Паскевича. Видимо, Паскевич придавал встрече с Бейбулатом большое значение и потому предписы- вал Артамонову обращаться с горцами «дружелюбно, отвращая всякие неприятные встречи и требуя к тому пособия от местных начальств». Именно здесь его встретил великий классик русской литерату- ры А.С. Пушкин, совершавший в то время путешествие по Кавказу. В своем знаменитом «Путешествии в Арзрум» поэт запишет: «Слав- ный Бейбулат, гроза Кавказа, приезжал в Арзрум с двумя старшинами черкесских селений, возмутившихся во время последних войн. Они обедали у графа Паскевича. Бейбулат, мужчина лет 35-ти, малорослый и широкоплечий. Он по-русски не говорит или притворяется, что не говорит. Приезд его в Арзрум меня очень обрадовал: он был уже мне порукой в безопасном переезде через горы и Кабарду». Безусловно, каждая эпоха порождает своего героя, и каждая эпо- ха имеет свои приоритеты в ценностной шкале жизнедеятельности и культуры народа. Однако, цена еще одной сохраненной жизни чело- века, цена стабильности и процветания народа являются извечными приоритетом самого существования человека. Поэтому, герои, посвя- тившие свои жизни именно этой благородной и богоугодной цели, на- всегда останутся в памяти народа вечными маяками в памяти подрас- тающих поколений. Сохранением светлой памяти одного из этих героев, выдающегося предводителя Чечни первой половины ХIХ века, собственно, и станет исторический роман Cупьяна Байсагурова «Бейбулат Таймиев». Твор- ческой оригинальностью сюжета романа является то, что в ней автор исключительно искусно и умело собирает практически всех былинных 14 героев чеченского фольклора конца ХVIII и ХIХ веков. Тем не менее, роман основан на достоверных исторических событиях, которые под- тверждены наличием в произведении большого количества архивных документов. В ней также приводится много интересных исторических фактов, которые были обнаружены в результате кропотливых трудов и поисков самого автора произведения, что, в свою очередь, представля- ет интерес для профессиональных историков и фольклористов. Особо хотелось бы обратить внимание читателей на богатый и ди- намичный язык произведения, который рисует событийную картину мира в строгом соответствии чеченской лингвокультуры. Здесь вы не найдете подражание «прогрессивным» формам стилистики изложе- ния, которое, главным образом, не только не совершенствует проза- ическую форму, а наоборот, искажают национальную лингвокультуру, которая имеет свои специфические формы метафор и изложения со- бытий. В этом контексте язык данного произведения строго выдержан в рамках чеченской манеры изложения, что придает дополнительное эмоциональное насыщение картине событий. Полагаем, что роман Супьяна Байсагурова «Бейбулат Тайми- ев», безусловно, займет достойное место среди шедевров чеченской прозы, а также станет основой для театральных и художественных постановок. Президент Академии наук ЧР, д.и.н., академик АНЧР Ш.Ф. Гапуров Вице-президент Академии наук ЧР, д.ф-м.н., академик АНЧР Р.Х. Дадашев Зав. отд. языка и литературы АНЧР, к.фил.н. Н.Н. Альбеков

Данный контент имеет ограниченный доступ.     
Войдите или зарегистрируйтесь на сайте, чтобы оплатить доступ к закрытому контенту

Тарифы для аккаунта "Таймин Биболт"

ПОЛНЫЙ ДОСТУП Время доступа:
1 м. 0 дн. 0 ч. 0 мин.
100 P

Добавить комментарий